Наш адрес:
Россия, 125047, Москва, ул. Фадеева, 4
Телефон:
+7 (495) 605 65 15
Новости

Скрипка века. В честь 105-летия Иегуди Менухина

22.04.2021

22 апреля исполняется 105 лет со дня рождения Иегуди Менухина — выдающегося американского скрипача.

Иегуди Менухин родился в Америке в семье эмигрантов из России, спасавшихся от еврейских погромов. Мать дала сыну необычное имя — Иегуди на иврите означает «еврей».

Уникальный музыкальный дар будущего скрипача проявился необычайно рано. Первую скрипку купили пятилетнему малышу, а уже через полгода он принял участие в ученическом концерте. В семь лет маленький Иегуди играл вместе со взрослыми музыкантами, в одиннадцать — выступал на сцене Карнеги-холл в Нью-Йорке. Ещё через год состоялся концерт Менухина в Берлине, где он исполнил скрипичные концерты Иоганна Себастьяна Баха, Людвига ван Бетховена и Иоганнеса Брамса. Появление на сцене толстого белокурого мальчика с походкой пингвина вызывало улыбки у публики. «Но подождите, — писал корреспондент берлинской газеты, —  вы перестанете смеяться, когда он приложит свой смычок к скрипке, чтобы сыграть скрипичный концерт Баха ми мажор №2». Слушатели аплодировали Менухину в течение 45 минут, в то время как полиция сдерживала толпу на улице. Это была уже мировая слава.

Другим не менее значительным музыкальным событием века называли совместный концерт Иегуди Менухина с Давидом Ойстрахом в Москве в 1945 году. Менухин стал первым зарубежным скрипачом, гастролировавшим в Советском Союзе после окончания Второй мировой войны. Когда он приземлился, то сразу же увидел у трапа самолета на советской земле Давида Ойстраха. Крепкая дружба двух гениальных скрипачей, зародившаяся на Международном конкурсе имени королевы Елизаветы в 1937 году, длилась  на протяжении тридцати лет. В одном из своих писем Менухину 17 октября 1962 года Ойстрах писал: «Так же, как и ты, я полон воспоминаниями о нашем чудесном совместном концерте и уверен, что это впечатление сохранится у меня в памяти на долгие годы. Интересно, что мы находим весьма живой и непосредственный контакт друг с другом при весьма различных индивидуальностях и мне кажется, что именно это обстоятельство является наиболее ценным в нашем совместном музицировании» (РНММ, ф.385 № 168).

В одной из рецензий на концерты Менухина в Москве отмечалось: «Менухина привлекают не виртуозный блеск и технические эффекты, а внутреннее содержание музыки, постижение идеи произведения. Доведенная до предела чистота интонации, легкий, поющий, богатый красочным разнообразием звук сообщают исполнению Менухина выразительность итальянского бельканто» (Е. Грошева).

По возвращении из Москвы Менухин выступил на конференции в отеле «Плаза» и поделился своими впечатлениями о Советском Союзе. «Я думаю, что недоверие Советскому Союзу долго не продержится. Русские не собираются нам угрожать. Им так много надо сделать, так много выполнить, у них так много планов по перестройке страны. На войне погибло 15 миллионов русских, около 1700 городов были сметены с лица земли. Они заплатили огромную сумму жизнями и страданиями. Теперь они заслуживают всяческой поддержки. Мы не должны совершить ошибки, говоря им, что им было бы лучше при капиталистической системе. Они страдали, они готовы еще страдать, чтобы их система держалась. Нам не следует говорить им: “В России есть немощеные улицы” или “вода не течет из крана”. Существуют и капиталистические системы, при которых улицы не вымощены и вода не течет из крана, например, в Кубе или в Румынии». И далее Менухин выразил надежду видеть обмен визитами американских и русских музыкантов. «Русским было бы хорошо прислать к нам своих людей, чтобы они познакомились с нами. Они о нас очень высокого мнения, но оно основано, главным образом, на достижении нашей техники — на машинах, работе и т.д. Они не знают нашей духовной жизни, нашей культурной жизни, не вполне отличной от их» (РНММ, ф. 375 № 98).

Иегуди Менухин также сказал, что «русские так сильно чувствуют значение искусств, что при восстановлении уничтоженных городов они сначала отстраивают школы, затем концертные залы и, наконец, дома. Если бы они начали с домов, потребовались бы целые годы, но если у них будет что-нибудь такое, что бы их объединяло — зал для исполнения музыки  балетных программ — они смогут выдержать, пока не будут построены дома» (РНММ, ф. 375 № 98).

 Артист надеялся провести в Советском Союзе две недели, но смог пробыть там всего лишь пять дней. Он провёл их в Москве, где дал три концерта, выступил по радио, побывал на генеральной репетиции балета Сергея Прокофьева «Золушка» и был на приёмах, устроенных советской общественностью. В фондах Музея музыки сохранились фотографии, сделанные во время приёма в честь Менухина в ВОКСе (Всесоюзном обществе культурных связей с заграницей) в декабре 1945 года. На фотографиях — посол США в СССР Аверелл Гарриман с дочерью, председатель Правления ВОКСа Владимир Кеменов и композитор Дмитрий Шостакович. Менухин нашёл Шостаковича «симпатичнейшим человеком, довольно застенчивым и тихим, в своих очках средней толшины выглядевшим, как очень добросовестный студент-медик» (РНММ, ф. 375 № 98).

Второй раз Иегуди Менухин приезжал в СССР в 1962 году вместе с сестрой Хевсибой, являющейся его аккомпаниатором. В Москве у него завязалась дружба с известным советским альтистом Рудольфом Баршаем, руководителем Московского камерного оркестра. Менухин и Баршай в сопровождении этого коллектива исполнили Концертную симфонию для скрипки и альта и Дивертисмент ре-мажор Вольфганга Амадея Моцарта, Концерт Иоганна Себастьяна Баха.

Гастроли на родине своих родителей не были для Менухина ни ностальгическим порывом, ни очередным звеном в бесконечной цепи странствий по миру. Иегуди постоянно выказывал чувство любви и  уважение по отношению к русским коллегам, и это были не просто слова. В 1955 году он поспорил с Давидом Ойстрахом, что сумеет добиться для него приглашения выступать в США — в те годы это казалось несбыточным —  и выиграл пари. Более того, он смог получить разрешение в Государственном департаменте на отмену фиксации отпечатков пальцев при приезде — процедуры, привычной для американцев, но унизительной для советских граждан.

В 1970 году Менухин направил письмо редактору газеты «Известия», в котором писал:

«Стремясь представить западным слушателям как можно больше русских музыкантов, я был первым, кто пригласил Рудольфа Баршая с его оркестром, продемонстрировавшего блеск и разнообразие музыкальной культуры России. Моё тесное сотрудничество с Россией сказалось и на моём посещении с сестрой Хефсибой в ноябре 1962 г., когда почтение вашей аудитории нас очень тронуло. Затем последовал ряд концертов с Ойстрахом и Ростроповичем в различных городах мира, я не могу не упомянуть концерта с И. Ойстрахом и его талантливой женой, который состоялся в рамках фестиваля в Базеле в 1967 г. И снова я имел большое удовольствие видеть Игоря членом жюри на первом международном фестивале скрипачей им. Карла Флеша в июне 1968 года в Лондоне и был счастлив найти взаимопонимание и общность вкусов, что ещё раз подчеркивало мою симпатию к русской музыке и русским музыкантам» (РГММ, фонд. 224, № 19527).

В фондах Музея музыки сохранилась фотография, запечатлевшая  Менухина, стоящего на голове в окружении членов жюри Международного конкурса имени королевы Елизаветы, среди которых Давид Ойстрах и пианист Артур Рубинштейн. Известно увлечение Иегуди Менухина индийской йогой. Как-то ему на глаза попалась маленькая книжечка о йоге, которая оказалась для него буквально откровением. Индийское учение подарило ему ощущение физической свободы, которого не хватало с детства и которое, по его мнению, указывало путь к дальнейшему совершенствованию в скрипичной игре.

В 1951 году Иегуди готовился к предстоящей поездке в Индию, упражняясь в йоге. «В первый же вечер в Дели, — вспоминал он, — по просьбе Пандита Неру (так в Индии называли премьер-министра Джавахарлала Неру), я демонстрировал свои навыки и стоял на голове… "О, это никуда не годится! — сказал Неру с присущей ему резкостью. — Я покажу вам, как надо". С этими словами он снял свою шапочку и весьма элегантно (впрочем, теперь и я могу не хуже) продемонстрировал стойку на ковре в гостиной. Мне пришлось последовать примеру моего первого гуру». Далее Менухин с юмором описывает ситуацию, когда распахнулись двери и великолепный дворецкий с тюрбаном на голове узрел хозяина и гостя, стоящих на голове. Во время пребывания в Индии Иегуди познакомился с преподавателем йоги по имени Айенгар, который в течение пятнадцати лет был его учителем.

Йога стала для Менухина началом знакомства с индийской культурой и индийской музыкой, а сам Иегуди стал пропагандистом на Западе индийской традиционной музыки. Он организовал в Нью-Йорке концерты знаменитых индийских музыкантов Рави Шанкара, Али Акбар Хана, Шатура Лала и сам выступал в ансамбле с Рави Шанкаром.

В фондах Музея музыки хранится достаточно большое количество  материалов и документов Иегуди Менухина — около двухсот единиц хранения. Помимо уже указанных фотографий пребывания скрипача в Москве в 1945 году, представлены также фотографии, сделанные во время его второго приезда в СССР в 1962 году, фотография с дарственной надписью, подаренная скрипачом Государственному центральному музею музыкальной культуры имени М.И. Глинки во время его визита в музей. В числе других документов — программа фестиваля Менухина в Швейцарии в 1959 году, фотографии и программы совместных выступлений и репетиций Иегуди Менухина и Давида Ойстраха, 16 писем Ойстраха Менухину, а также программы зарубежных концертов артиста и газетные вырезки с рецензиями на его концерты.

 


 

Источники:

Грошева Е. Концерты И. Менухина. Известия, 21 ноября 1945. РНММ. Фонд 425, № 1861.

Менухин И. Странствия. Москва, 2008.

Менухин И. Письмо редактору «Известий». Перевод на русский язык. [Швейцария], [1970.08.31]. РНММ, Фонд 224, № 19527.

Ойстрах Д.Ф.. Письмо И. Менухину. 17.10.1962. Копия. РНММ. Фонд 385, № 168).

Сеймор П. «Менухин считает, что художники могут способствовать дружбе с Советским Союзом». Машинопись. РНММ. Фонд 375,. № 98.

При нахождении на сайте, Вы соглашаетесь на политику обработки персональных данных.