Наш адрес:
Россия, 125047, Москва, ул. Фадеева, 4
Телефон:
+7 (495) 605 65 15
Комаров А.В.

Спор с Чайковским о прекрасном

А.В. Комаров, ведущий научный сотрудник Российского национального музея музыки

Украшением фондов Музея музыки является обширное собрание рукописей Петра Ильича Чайковского. В их числе автографы около 200 писем композитора. Эти документы, в большинстве своём, хорошо известны, так как неоднократно экспонировались на выставках и описывались специалистами. Гораздо менее известны письма к Чайковскому, хранящиеся в фондах Музея. Среди корреспондентов композитора, чьи письма представлены в наших фондах, — меценатка Надежда Филаретовна фон Мекк, издатель Пётр Иванович Юргенсон, музыкальный критик Герман Августович Ларош, поэт и переводчик Алексей Николаевич Плещеев. Есть и анонимы. Так, автор одного письма назвался «одним из подписчиков “Русских ведомостей”», поскольку повод его обращения к Чайковскому был непосредственно связан с выступлениями композитора как музыкального критика в этой газете. Документ дошёл до нас в составе громадного архива Карла Карловича Альбрехта, друга и консерваторского коллеги Чайковского. Приведём полную расшифровку этого письма:

 

Неустановленный автор («Один из подписчиков “Русских ведомостей”»)

Письмо к П. И. Чайковскому

Москва, 20 декабря 1874

«Милостивый Государь!

Прочитавши вашу статью в «Русских ведомостях» за 17 Декабря, в которой, как заметно, вы до того забылись, что захотели было, как бы сказать, унизить Итальянскую оперу в глазах публики и охулить эту неоценимую и никем незаменимую г. Нильсон, захотевши вдруг поставить Ее ниже какой-нибудь г. Патти, которая кроме своего голоса, не имеет и сотой доли той игры, которая у г. Нильсон, да и голос г. Нильсон гораздо приятнее и симпатичнее, [чем у] г. Патти.

В № «Русских ведомостей» 4 Декабря вы вздумали заметить будто бы г. Нильсон в 3 акте «Фауста» играет не так, как бы вы желали, а, чтобы понять игру, надо сначала вникнуть в нее, следить за артисткой и не думать, что это играет Итальянка, а не Русская. По моему мнению, в этом нет никакого различия, лишь бы игра была замечательно хороша, какая и есть у г. Нильсон. Да нельзя ли нам представить лучшую Маргариту, уж не сравните ли вы Ее с какими-нибудь гг. Патти или тому подобными, из числа которых можно исключить только г. Арто, которая действительно играет довольно хорошо, но далеко до г. Нильсон. Вообще же я бы вам, г. Чайковский, не советовал бы ходить в Итальянскую оперу, потому что вы в ней ни бельмеса не смыслите, а тоже суетесь разбирать такие оперы как «Фауст», уж сидите со своими «Снегурочками», да «Опричниками», которые приелись всем и каждому до невероятия. Да и вообще, г. Чайковский, обзываться так, как вы о г. Нильсон, личности совсем вам неизвестной, и называть Ее подобными грубыми словами очень, очень подло. Остаюсь до свидания с вами в «Русских ведомостях», один из подписчиков «Русских ведомостей».

P. S. Примите к сведению и настройтесь подбирать более приличные и подходящие к вашему сану слова. AuRevoir (у автора — Orevoir) m[onsieur] Чайковский». (РНММ. Ф. 37 (К. К. Альбрехт — П. И. Чайковский). № 124).

Письмо было написано в конце декабря 1874 года в ответ на две критические статьи Чайковского, опубликованные в «Русских ведомостях» за 4 и 17 декабря того года. Освещая события музыкальной жизни, в первой статье композитор коснулся выступления известной певицы Кристины Нильсон в опере Гуно «Фауст».

 

Кристина Нильсон в роли Маргариты в опере Ш. Гуно «Фауст»

Фотография с автографом певицы

Санкт-Петербург, [нач. 1870-х]

Спектакль был дан итальянской оперной труппой. Чайковский, обычно положительно отзывавшийся об искусстве Нильсон, на этот раз весьма резко отметил артистические недостатки певицы. В частности, он писал:

«…почему г-жа Нильсон в первой своей выходной сцене третьего акта считает нужным изображать из себя какую-то разбитную пейзанку, прохаживающуюся по своей комнатке с напускною развязностью, с мужицким раскачиванием рук, с холодной, ничего не выражающею неподвижностью лица?» [П. И. Чайковский. Полное собрание сочинений. Литературные произведения и переписка. Том II: музыкальные фельетоны и заметки / том подготовлен В. В. Яковлевым. М.: Государственное музыкальное издательство, 1953 (далее — ЧПСС II). С. 216].

А в следующей статье Чайковский назвал Нильсон «пикантной, но далеко не великой» [Там же. С. 218–219], поставив её ниже «действительно великой итальянской артистки г-жи Патти» [Там же. С. 218]. Эти замечания глубоко возмутили безвестного поклонника таланта Нильсон, направившего Чайковскому весьма пространное письмо.

Стиль изложения выдаёт горячее пристрастие автора к певице. Он едва сдерживает себя, мысли путаются в голове и на бумаге: орфографические и пунктуационные ошибки, бессвязные несогласованные предложения, грубые личные выпады в адрес своего оппонента. Письмо адресовано в Московскую консерваторию «Его Высокоблагородию г. Чайковскому», с язвительным уточнением: «Патриоту и Любителю Русской оперы». Почерк автора письма далёк от каллиграфии, а текст записан мелко и небрежно, в чём также можно увидеть определённое отношение к адресату.

Чтение письма оставляет противоречивое впечатление. С одной стороны, автор, называя Чайковского «Патриотом и Любителем Русской оперы», обнаруживает знакомство с музыкальными фельетонами композитора и выраженной в них неудовлетворённостью доминированием итальянской оперной труппы на московской сцене в ущерб отечественному оперному искусству. В одной из декабрьских статей 1873 года Чайковский писал:

«Подобно всем моим собратиям по фельетону, в моих рецензиях я изливал свое негодование, видя то позорное уничижение, в которое поставлена в Москве, в так называемом сердце России, русская опера; я бичевал театральную администрацию за ее потворство и угодливость в отношении к синьору Мерелли, в то время, как русские артисты тщетно домогаются быть принятыми на казенную службу, или же, быв ею приняты и пользуясь даже расположением публики, получают ничтожное вознаграждение, или, ради экономии, вовсе выключаются из труппы». [ЧПСС II. С. 159].

Но если анонимный автор письма был знаком с довольно многочисленными отзывами Чайковского о спектаклях итальянской оперной антрепризы в Москве, он не мог не заметить, что характеристика игры Нильсон совсем не выделяется среди них особой жёсткостью или выраженным негативным посылом. В музыкальных фельетонах композитора можно встретить куда более резкие пассажи.

Недоумение вызывает реакция автора письма на якобы имевшую место в рецензии Чайковского взаимосвязь критических замечаний к певице и её зарубежного происхождения (Нильсон, родившаяся в Швеции и обучавшаяся пению во Франции, названа в письме «итальянкой», видимо, в силу того что выступала в итальянской оперной антрепризе). Однако в фельетонах, вызвавших столь острую реакцию, национальная тема, совсем не представлена.

Не только анонимный автор письма, но и многие поклонники Нильсон, восприняли критику Чайковского так же болезненно. В одной из сентябрьских статей следующего 1875 года композитор припомнил этот эпизод:

«Когда в прошедшем сезоне я осмелился святотатственно прикоснуться к недосягаемому пьедесталу, на который вознесли у нас певицу Нильсон, <…> — Боже мой, чего только, в наказание за мою дерзость, не пришлось мне выслушать! <…> Находились также и такие, которые при удобном случае глумились над моими композиторскими трудами, точно будто между этими последними и достоинствами г-жи Нильсон есть какая-нибудь связь». [ЧПСС II. С. 269].

Упоминание «глумления над композиторскими трудами» явно указывает на то, что Чайковский прочитал письмо «одного из подписчиков “Русских ведомостей”». Почему же композитор не сохранил его в своём личном архиве, а оставил в Московской консерватории? Вероятно, потому что всё содержание этого послания сводилось лишь к злобному излиянию недовольства анонима. Ничего интересного и, тем более полезного, этот текст для композитора не нёс. Напротив, для нас он важен и как документальное подтверждение того резонанса, который имела музыкально-критическая деятельность Чайковского, и как ещё одно свидетельство того, что далеко не всё написанное и сказанное композитором принималось и одобрялось его современниками.

 

Александр Викторович Комаров,

кандидат искусствоведения,

ведущий научный сотрудник

Российского национального музея музыки

 

 

(Текст представляет собой фрагмент статьи «Письма к Чайковскому в фондах Музея музыки: новые документы о жизни и творчестве композитора», опубликованной в издании: Альманах «П. И. Чайковский. Забытое и новое». Выпуск 4 / сост. А. Г. Айнбиндер, Г. И. Белонович. М.: Театралис, 2020. С. 194–212.)

При нахождении на сайте, Вы соглашаетесь на политику обработки персональных данных.